Великодержавные претензии Анкары дали трещину

-
10:05
62
Великодержавные претензии Анкары дали трещину

Анализ и прогноз

Правящий режим Турции столкнулся с самым глубоким кризисом за много лет. Привычная демагогия и военные авантюры не могут сдержать падение популярности власти, подстёгнутое пандемией коронавируса. Программу спасения страны предлагают коммунисты, заявляющие о губительности нынешнего курса.

Демагогией по пандемии

Продолжительный стаж в политике научил президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана уловкам опытного интригана. Лучше большинства зарубежных коллег он умеет манипулировать общественным мнением, скрывая истинные намерения под слоем популизма и сохраняя самообладание в самых сложных ситуациях. Этого требует имидж «сильного руководителя» и воссоздателя имперского величия — идеологии, используемой турецким правящим классом для закрепления позиций в капиталистическом мире.

Вплоть до недавнего времени исполнение этой роли удавалась Эрдогану неплохо. Даже в критический момент попытки переворота в 2016 году он выглядел уверенно, находясь в гуще событий и призывая сторонников к защите правительства. Но в последние дни этой твёрдости в президенте чувствуется всё меньше. Против него играет целый ряд факторов, включая укрепление оппозиции и неудачи на внешнеполитической арене. В другое время Эрдоган обязательно нашёл бы выход. Однако сейчас ситуацию резко осложнила пандемия коронавируса, перед которой мастерство искушённого политикана оказалось бесполезным.

Правда, сначала Эрдоган отказывался признавать превосходство невидимого противника. Первый случай заражения коронавирусом был выявлен в стране ещё 10 марта, но более или менее строгие меры стали вводить только в конце месяца. Власти остановили международное авиасообщение, закрыли учебные заведения, кафе и рестораны, запретили массовые молитвы и спортивные соревнования. В то же время внутренние авиарейсы и общественный транспорт продолжали функционировать, а обязательный карантин был введён лишь для граждан возрастом моложе 20 и старше 65 лет, а также имеющих хронические заболевания. Как самоуверенно заявил Эрдоган 25 марта, Турции хватит двух-трёх недель, чтобы «подавить коронавирус».

Подобное бахвальство вызывало критику как оппозиции, так и министерства здравоохранения. Перечень неотложных шагов ещё в середине марта опубликовала Коммунистическая партия Турции (КПТ). По её мнению, следовало выработать различные сценарии развития ситуации и подготовить ресурсы, исходя из каждого варианта. В частности, настаивали коммунисты, необходимо наладить бесплатное распределение лекарств и защитных средств, проводить тотальные медосмотры и дезинфекцию. Работу не жизненно важных производств Компартия призвала остановить, а на всех остальных ввести максимальные меры безопасности. Например, обеспечив доставку сотрудников, использование одноразовой посуды, постоянную проверку температуры тела и т.д.

Особое внимание в КПТ уделяют трудовым гарантиям. Там заявляют, что работники всех приостановивших работу предприятий должны находиться в оплачиваемом отпуске, с выплатой зарплаты под гарантии государства. Кроме того, коммунисты потребовали национализации медицинских учреждений и фармацевтических компаний.

Но турецкое руководство предпочло привычную демагогию здравому смыслу. «Страны Запада оставили пострадавших от эпидемии на произвол судьбы и ведут себя по принципу «кто сможет, пусть и выживет». Там годами не заботились о своих гражданах, базовые государственные службы были переданы в ведение частного сектора», — заявлял Эрдоган, заставляя вспомнить пословицу о бревне и соринке в глазу. Обеспеченность койками в стране составляет всего 28 на 10 тыс. жителей — на уровне США и в полтора раза меньше, чем в Италии. Нельзя назвать достаточным и количество врачей — всего 18 на 10 тыс. граждан. Для примера: в Испании и Италии этот показатель превышает 40 и даже в Великобритании и США составляет, соответственно, 26 и 28. И уж конечно далеко Турции до Кубы, где на 10 тыс. жителей приходится почти 90 врачей. Большой удар по здравоохранению нанесла «охота на ведьм», развёрнутая после попытки переворота. С тех пор были уволены почти 15 тыс. медработников, обвинённых в связях с богословом Фетхуллахом Гюленом. Среди них оказался ведущий специалист по коронавирусам Мустафа Уласли.

Что касается доступности здравоохранения, то после прихода к власти ПСР в стране началось ускоренное развитие платных услуг. Доля частных медучреждений только в 2009-2018 годах увеличилась с 13 до 27 процентов, ими осуществляется свыше половины сложных операций.

Спасательный круг для избранных

Более чем спорными оказались и меры властей по борьбе с коронавирусом. Как подчёркивают в Коммунистической партии, власти впустую потратили драгоценное время. Например, не были приняты меры по изоляции паломников, вернувшихся из Саудовской Аравии. А ведь именно этим путём инфекция проникла во многие мусульманские страны. В больницах ощущается острый дефицит защитных и дезинфицирующих средств. Рацион врачей, чьи смены длятся порой по 24 часа, составляют лишь хлеб, сыр и йогурты. В одном только Стамбуле в итоге заболели 2 тыс. врачей, 9 из них скончались.

Уже в начале апреля без работы в Турции остались более 5 млн человек — в основном, работники сферы услуг. Однако объявленная правительством программа «Щит экономической стабильности» не может компенсировать их потери. Как признал министр финансов, зять президента Берат Албайрак, антикризисный план разработан с учётом требований делового мира. Из общего объёма в 15,4 млрд долл. свыше 5 млрд влиты в банковский сектор, в то время как на помощь бедным семьям направлены лишь 300 млн. Размер ежемесячных выплат составляет 1 тыс. лир, что в два с лишним раза меньше минимальной зарплаты, а их получателями стали всего 2 млн человек.

По словам коммунистов, вместо спасения трудящихся власти спасают бизнес. В партии напомнили, что капитализация Фонда страхования на случай безработицы составляет 20 млрд долл. Этого достаточно для поддержки свыше 15 млн человек в течение трёх месяцев. Но, как выяснилось, фонд почти пуст: уже несколько лет его средства используются в валютных операциях Центробанка и переводятся крупным компаниям под предлогом программ переподготовки сотрудников.

Всё чаще в отношении рабочих применяется насилие. В Измире почти 2-тысячный коллектив текстильной фабрики «Акар» отказался выходить на работу после обнаружения у нескольких работников коронавируса. Руководство компании пригрозило лишить людей зарплаты, а охрана напала на митинг, нанеся серьёзные травмы нескольким активистам. Похожая ситуация складывается в стамбульской газораспределительной компании. Сотрудников заставляют работать, несмотря на всё новые случаи заражения. При этом средствами защиты их не обеспечивают, а проходить тесты на коронавирус работники вынуждены за собственные деньги.

Стоит ли удивляться, что в середине апреля Турция вышла в мировые лидеры по росту числа заражённых? Власти скрепя сердце были вынуждены пойти на ужесточение карантинных мер. Сначала в трёх десятках городов был введён комендантский час, затем он был распространён на несколько провинций.

Впрочем, судя по реакции президента, он намного больше озабочен возможной потерей власти, чем здоровьем населения. На фоне вспышки коронавируса обострился его конфликт с оппозицией. Напомним, что в результате прошлогодних выборов мэром Стамбула был избран кандидат Народно-республиканской партии (НРП) Экрем Имамоглу. После начала пандемии он выступил за ужесточение карантина и объявил сбор средств. Его примеру последовал ряд других местных руководителей. Эрдоган отреагировал мгновенно, обвинив противников едва ли не в сепаратизме. «Нет никаких оснований для того, чтобы управляемые оппозицией муниципалитеты становились государством в государстве», — заявил он. МВД после этого пригрозило оппозиции уголовным преследованием, потребовав согласовывать любые программы с центральным правительством. В противовес оппонентам президент провозгласил «кампанию национальной солидарности» и, призвав население вносить пожертвования, перечислил семь собственных зарплат.

Нервозность Эрдогана усиливает падение рейтингов — как его самого, так и правящей партии. Проводись выборы сейчас, он, согласно большинству опросов, во втором туре проиграл бы Имамоглу. Этому способствует размывание традиционного электората Эрдогана и ПСР. За последние месяцы были созданы две партии, претендующие на то, чтобы стать выразителями интересов консервативной части избирателей и части крупного бизнеса. Первую из них — Партию будущего — возглавил бывший премьер-министр и экс-глава МИД Ахмет Давутоглу. Обвинив правящий режим в авторитаризме и насаждении атмосферы страха, он призвал к «капитальному ремонту политической системы».

Руководителем второй стал Али Бабаджан. Как и Давутоглу, он много лет работал бок о бок с Эрдоганом, занимая должности министра экономики и вице-премьер-министра. Организация получила название Партия демократии и прогресса, а её турецкая аббревиатура — DEVA — созвучно слову «лекарство». «Наша демократия слаба, наше общество не может дышать. Состояние экономики, систем образования и здравоохранения не могут не вызывать тревогу, — заявил Бабаджан в марте на презентации партии. — Мы не позволим нашему народу отчаиваться. Настало время для лечения, и лекарство — это мы».

За словесной патетикой, однако, нет чёткой программы. Партия делает упор на демократизации политической системы, но молчит о кардинальных социально-экономических изменениях. Это вполне объяснимо. Бабаджан, и его соратники, среди которых много бывших чиновников, несут ответственность за неолиберальные реформы последних двадцати лет. Сам политик, например, отвечал на сотрудничество Анкары с Международным валютным фондом, условием которого была оптимизация социальной сферы.

Мегаломания власти

Столкнувшись со всё возрастающими трудностями, Эрдоган попытался прибегнуть к испытанным инструментам повышения своего рейтинга. Во-первых, власть не устаёт удивлять публику красочными перспективами. К 100-летию Турецкой Республики (2023 год) должен отправиться в космос первый турецкий космонавт и начать работу первая АЭС «Аккую». Но всё это меркнет перед мега-проектом судоходного канала «Стамбул». Он должен соединить Чёрное и Мраморное моря, пройдя параллельно проливу Босфор. По водной артерии шириной 150 и глубиной 25 метров смогут проходить даже нефтяные танкеры. Это, как заявляют власти, улучшит экологическую обстановку в проливе и пополнит казну: проход по каналу будет платным. Наконец, Эрдоган намекает на геополитические выгоды для Турции. Сегодня судоходство по черноморским проливам регулируется международной конвенцией Монтрё, в случае же постройки канала Анкара сможет маневрировать, выдвигая собственные условия.

Масштабный проект натолкнулся на критику оппозиции. Мэр Стамбула назвал его катастрофой для окружающей среды и попытался заблокировать строительство через суд. Несмотря на это, первые тендеры уже прошли.

Во-вторых, Анкара продолжает политическое и военное вмешательство в рамках доктрины «неоосманизма». Напомним, в феврале Турция ввела дополнительные войска в Сирию и под предлогом защиты идлибской «зоны деэскалации» атаковала правительственные силы. Переговоры Эрдогана с Владимиром Путиным привели к соглашению о прекращении огня. После этого Анкара фактически оккупировала Идлиб: вместо 12 «наблюдательных постов» здесь уже создано свыше полусотни объектов постоянного базирования. Продолжаются военные операции в других районах Сирии, а также в Ираке. По данным турецкого министерства обороны, только за март в ходе них было уничтожено почти 300 «курдских террористов». Впрочем, пандемия внесла свои коррективы: из-за риска распространения коронавируса турецкие войска резко снизили активность.

Продолжается интервенция в Ливии. Для поддержки союзного правительства Фаиза Сараджа Анкара направила туда армейские подразделения, военных советников и боевиков-исламистов из Сирии. В апреле тяжёлые бои развернулись в северо-западных районах страны. Сначала войскам фельдмаршала Халифы Хафтара удалось занять стратегически важные пункты на границе с Тунисом, но затем они были выбиты оттуда при прямом вмешательстве Турции и сирийских наёмников.

Но об окончательной победе Анкаре можно только мечтать. 27 апреля Хафтар объявил о принятии на себя всей власти в Ливии и провозгласил курс на полное освобождение страны. Неприятным сюрпризом для Эрдогана стало укрепление связей Хафтара с Дамаском. Ливийская делегация побывала в Сирии, договорившись о создании там своего диппредставительства.

В самой Турции оппозиция потребовала раскрыть суммы, потраченные на ливийскую операцию. Власти отказались это сделать, а вскоре в стране были арестованы журналисты, сообщившие о гибели агента турецкой разведки в Ливии.

Лихорадочные метания не могут остановить сползание Турции в глубокий кризис. Ещё до начала пандемии безработица в стране составляла почти 15 процентов, а уровень бедности рос несколько лет подряд, увеличившись до 14 процентов. Теперь же, по ряду прогнозов, ВВП уйдёт в минус, миллионы людей останутся без средств к существованию.

Но, как отмечают коммунисты, не коронавирус является причиной кризиса, а сам капитализм обрекает людей на страдания от голода, болезней и безработицы. «У людей открываются глаза, они теряют веру в устойчивость капиталистической системы, — заявил генеральный секретарь ЦК КПТ Кемаль Окуян. — Капитализм находится на грани краха, и он погребёт под собой человечество, если оно не найдёт в себе силы подняться во весь рост».

Сергей Кожемякин


Источник: https://kpu.ua/ru/95881/velykoderzhavnye_pretenzyy_ankary_daly_treschynu
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...