Интервью на грани свободы: сопредседатель Компартии Приднестровья рассказала о репрессиях в ПМР

-
17:10
146
Интервью на грани свободы: сопредседатель Компартии Приднестровья рассказала о репрессиях в ПМР

На прошлой неделе, 6 июня, исполнилось два года с момента ареста руководителя Компартии Приднестровья Олега Хоржана. Мы пытались связаться с нынешней главой Компартии ПМР Надеждой Бондаренко, однако, как оказалось, это было не просто. Надежда Андреевна подвергается непрекращающимся преследованиям со стороны правоохранительных органов ПМР, которые отобрали у неё средства связи и компьютеры. Однако всё же нам удалось связаться с бывшим кандидатом в президенты Приднестровья и она ответила на ряд наших вопросов. «Эхо Молдовы» публикует интервью Надежды Бондаренко о последних преследованиях активистов и прошедших обысках в партийном офисе и редакции газеты «Правда Приднестровья».

— Э.М. Есть ли сейчас какие-то возможности оспорить прежний приговор в 4,5 года или как-то смягчить наказание для лидера приднестровской оппозиции Олега Хоржана по истечению двухлетнего срока?

— Н.Б. Государственная дума России, как я думаю, великодушно предложила властям Приднестровья выход из положения. Раз они категорически не хотят признавать свою ошибку в деле Хоржана, которого посадили ни за что, то его можно освободить по состоянию здоровья. Ему ведь очень плохо, так как он находился в тюремной санчасти. Его потом оттуда выписывали, он терял сознание и его потом туда опять тащили. Но самое ужасное, что по моим данным он находится не в санчасти, а в штрафном изоляторе, где-здоровому-то плохо. Причем, его поместили по надуманным нарушениям, которые он не совершал.

То есть, я теперь очень беспокоюсь уже за его жизнь. И вот Госдума России показывает возможность как выйти из положения, предлагая освободить Хоржана по состоянию здоровья, пока он не умер.

Но представители властей Приднестровья отвечают российским парламентариям, что он не так уж и болен и на четырёх листах расписали необходимость того, чтобы Олег Хоржан сам попросил о помиловании. Но с какой стати, если он не виновен? Это, во-первых, а во-вторых, они приводят какие-то медицинские справки, в которых большинство людей не разбираются и из них следует, что Олег практически здоров.

И эти медицинские документы каким-то образом попадают в социальные сети и выставляются в открытом доступе. Это же разглашение персональных данных человека без его согласия. Если эти справки поддельные, то это вообще фальсификация, а если даже и натуральные, то тем более недопустимо их публиковать!

— Э.М. Какие политические партии и силы в итоге поддержали Олега Хоржана?

— Н.Б. В последний раз Госдума обратилась к властям Приднестровья в полном составе, то есть, все четыре фракции. Ранее его поддерживала фракция КПРФ, потом присоединилась ЛДПР и «Справедливая Россия», а сейчас и «Единая Россия». Получается, что в поддержку осужденного лидера Компартии выступили все существующие фракции, то есть представители всех ведущих политических сил России. А им плюнули в лицо, в то время как Приднестровье зависит от российской помощи как младенец от матери.

— Э.М. Какие еще действия могут быть предприняты в его поддержку?

— Н.Б. Тут товарищи предложили мне юридическую помощь куда обращаться и как обращаться по вопросам защиты Олега. Но как я с ним свяжусь? Есть вещи, которые Хоржан делать не хочет, например, он не желает обращаться в Европейский суд. Потому что он считает, что они опять оставят крайними или Россию, или Молдову и заставят их отвечать за действия руководителей Приднестровья. А он считает, что каждый должен отвечать за своё.

— Э.М. На этом преследования активистов Компартии не прекратились?

— Н.Б. После всего этого началось преследование активиста Компартии Александра Самония, депутата городского совета Тирасполя, против которого 2 июня было возбуждено уголовное дело. Представители прокуратуры пытались затем получить согласие депутатов горсовета на арест и снятие депутатской неприкосновенности, но так его и не получили. 5 июня состоялась комиссия по вопросам законности представления прокуроров. Депутаты горсовета по итогам обсуждения решили, что 9 июня проведут внеочередное заседание и кажется согласие все-таки выдавили. Но все равно горсовет показал себя более самостоятельным чем Верховный, который в свое время в полном составе из тех, кто присутствовал, проголосовал отдать Хоржана на съедение.

Но к моменту, когда необходимое решение власти от депутатов все-таки получили, Александра Самония уже не было, так как партия ему велела “уходить огородами”. Но у него трое детей и недавно выходила на связь его жена и рассказала, что в доме часто проходят обыски, дети перепуганы, жить не на что, постоянно звучат угрозы семье. Когда у меня делали обыск в офисе Компартии 4 июня, то сотрудники МГБ разговаривали вежливо, а когда они были на квартире у Самония, то его супруга, видимо, показалась им более беззащитной. Но я не представляю, как можно пугать детей, так как я сама полжизни проработала в правоохранительных органах и такого раньше никогда не было.

— Э.М. Каким образом в офисе партии проводился обыск и на каких основаниях?

— Н.Б. Обыск проводили почему-то сотрудники МГБ, но по постановлению следователя Следственного комитета в рамках уголовного дела, возбужденного против Александра Самония. В его действиях хотят найти признаки экстремизма по ч. 2 ст. 276 Уголовного кодекса Приднестровья «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности». Кроме этого, его подозревают в оскорблении президента. Дело в том, что мне оставили только копию протокола обыска, а постановление дали прочитать, но не оставили. В итоге изъяли два компьютера, все диски, две флешки, диктофон и все электронные носители.

— Э.М. Обыск в офисе партии, где расположена и редакция газеты «Правда Приднестровья», как-то повлиял на выпуск издания?

— Н.Б. Вышел седьмой номер, но как я буду дальше работать, я пока не знаю. Вот сейчас думаю, потому что у меня обязательства перед читателями, так как люди же подписались. Газета легально выходит, официально зарегистрирована, соблюдаем все мыслимые правила, отчеты все бухгалтер пишет и сдает куда надо. Что им еще надо? Сейчас я обратилась письменно к следователю Дёмину, который ведет данное дело с просьбой вернуть компьютеры. Не знаю, что он ответит и ответит ли вообще. Потом буду обращаться в прокуратуру, в контору по правам человека, просто потому что мне надо работать. Ведь эти компьютеры не принадлежали Александру Самонию и это имущество редакции.

— Э.М. А Компартия сейчас функционирует в таких условиях?

— Н.Б. Проблема в том, что у нас еще действует карантин и люди бывают редко, но бывают. Приходили уже и предлагали материальную помощь и юридическую. И действительно семье Александра Самония действительно придется оказывать материальную помощь, и это факт.

Для Компартии сегодня наступили достаточно тяжелые времена. Но мы же прекрасно понимаем, что если мы не будем бороться против произвола властей, то что будет завтра? Мы чувствуем поддержку многих коммунистических и других левых партий и организаций, мы знаем что наша борьба справедлива, а значит мы победим! Закончу словами великого турецкого поэта Назыма Хикмета:

Ведь если я гореть не буду,
и если ты гореть не будешь,
и если мы гореть не будем,
так кто же здесь рассеет тьму?

Источник

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...