“ЭТО БЫЛ БОЕВОЙ ПЕРВОМАЙ!”

-
14:45
37
“ЭТО БЫЛ БОЕВОЙ ПЕРВОМАЙ!”

75 лет назад Первомай 1945-го прошёл под знаком предстоящей вскоре окончательной победы над гитлеровским фашизмом. Этот отпечаток носил как военный парад на Красной площади в Москве, так и первомайские праздники по всему Советскому Союзу и в странах, народы которых уже сбросили с себя фашистское иго.

В Берлине, рассказывал на страницах своей книги «1 Мая: история, традиция, борьба» немецкий учёный и журналист Дитер Фрикке, за день до праздника советские солдаты водрузили на здании рейхстага Красное знамя. Оно возвестило о всемирно-исторической победе над фашистско-германским империализмом и об освобождении немецкого народа от гитлеровской диктатуры.

В то время как в центре Берлина и некоторых местах Германии ещё велись ожесточённые бои, в освобождённых советскими войсками районах состоялись подготовленные коммунистами, социал-демократами и другими антифашистами многочисленные майские празднования. Все они были проникнуты идеями пролетарского интернационализма, и прежде всего дружбой с Советским Союзом. Нередко они, однако, отличались друг от друга по своей форме и условиям, в которых они проходили.

Женщинам концентрационного лагеря Равенсбрюк 1 мая принесло вместе с советскими войсками долгожданное освобождение. Многие из них, как вспоминала Роза Тельман, «за несколько месяцев до этого сшили себе красные косынки и спрятали их в мешках с соломой. Теперь же они надели их и вышли с чувством радости и уверенности навстречу свободе». Бывшие польские узники тюрьмы Бранденбург-Гёрден, ворота которой 27 апреля снёс советский танк, 1 мая организованно и радостно возвращались на родину.

О том, как часть из них отметила день борьбы рабочего класса в расположенной западнее Берлина деревне Верпитц, повествует рассказ одного из его участников: «На транспарантах, изготовленных товарищами в ранние утренние часы, были начертаны старые и новые боевые лозунги на немецком и русском языках. Впереди колонны демонстрантов, прошедших через всю деревню, развевалось Красное знамя, а над их головами плыли транспаранты. Старые боевые первомайские песни пели вдохновлённые, освобождённые сердца. И для советских солдат эта первомайская демонстрация стала событием. Никто не думал, что продолжается война. Тем не менее это был боевой Первомай, и в этом мнении они были единодушны — советские воины, немецкие коммунисты и социал-демократы, которые объединились для совместных действий в этом майском шествии».

Первомай отмечали также и в уже освобождённых районах столицы. По свидетельству Пауля Габриэльса, в берлинском районе Кёпеник для проведения первого легального Первомая после 12 лет нацистского варварства собралось около 20 коммунистов. На многих из них ещё были видны следы фашистского заключения и пыток гестаповских палачей.

«Впервые с 1933 года в помещении для собраний стол был покрыт священным для рабочего движения красным сукном. Торжественно раздались слова приветствия: «товарищи! Первое заседание объявляется открытым…».

В своей речи выступавший товарищ почтил память миллионов жертв, которые понесла Красная Армия, чтобы освободить свою родину и народы Европы. Память десятков тысяч немецких коммунистов, убитых нацистами. Он подчеркнул, сто победа над германским фашизмом, празднуемая в этот Первомай всем прогрессивным человечеством. Явилась и победой в интересах немецкого народа… В заключение мы впервые как свободные люди спели песню, которая победоносно звучала в этот день на всём земном шаре- «Интернационал».

На оккупированной же американскими войсками территории Германии военное командование запретило 1 мая любые собрания, демонстрации и скопления народа, а также вывешивание знамён, плакатов и лозунгов. Вот что сообщал Карл Шаброд: «В тюрьме Верль мы вновь собрались под красными знамёнами, чтобы отметить Первомай 1945 года со всеми оставшимися в живых товарищами — участниками антигитлеровского Сопротивления. В ателье нам удалось достать для всех корпусов тюрьмы и для крыши её управления красное полотно. К нашей общей радости в ранние утренние часы 1 мая на крыше управления и в отдельных окнах камер развевались красные знамёна. Согласно сценарию, в углу тюремного двора мы собрались спеть песни, выслушать приветственную речь и послушать художественное чтение, с которым должен был выступить товарищ Людвиг. Но не успел начаться наш первомайский праздник, как появились солдаты и запретили его проведение. Мы были вынуждены прервать наш праздник. Знамёна сняли».

Но даже противозаконный запрет со стороны американских оккупационных властей не мог помешать антифашистам провести во многих местах празднование Первомая. В Айслебене, Галле, Цвиккау и других вначале занятых американскими войсками городах рабочие с красными знамёнами и бантами на куртках вышли на улицы. Нередко коммунисты и социал-демократы собирались для празднования Первомая конспиративно на квартирах своих товарищей. В Нордхаузене, несмотря на запрет первомайской демонстрации 1945 года. Немецкие антифашисты вышли вместе с освобождёнными из концентрационного лагеря Дора политзаключёнными и угнанными иностранными рабочими. В Айслебене классово сознательные рабочие распространили тысячу экземпляров листовок. В них они напоминали о великих традициях Первомая и об осквернении нацистами дня борьбы. Подчёркивали, что лозунг мира в борьбе за социализм всегда был существом международного рабочего движения. Даже в период свирепого фашистского террора классово сознательные рабочие оставались верны идеям Первомая и проявляли международную классовую солидарность.

Один из самых впечатляющих праздников Первомая состоялся в бывшем концентрационном лагере Бухенвальд, заключённые которого 11 апреля 1945 года сами освободили себя. Вальтер Бартель рассказывал: « И вот наступил Первомай! Холодный ветер гулял по лагерной площади. Но бухенвальдцы привыкли в нему. В 8 часов утра раздались весёлые мелодии лагерного оркестра. В 10.30. началось торжественное построение наций на Аппельплатц…Задняя стена трибуны была украшена государственными флагами находившихся в лагере узников. Представители стран которых прошли маршем под музыку своих национальных свободолюбивых песен.

Шаг бывших заключённых уверен и твёрд, глаза их сияют. Громко звучат песни свободы. Бывшие узники несут транспаранты с требованиями продолжать борьбу до окончательного искоренения нацистской чумы. Испанцы призывают вести борьбу до ликвидации режима Франко. Иначе, считают они, не буде мира. На всех языках звучит страстное желание: «Освободите нас! Мы хотим помогать в борьбе с нацизмом!».

На трибуне появляется советский офицер. Его приветствуют восторженными аплодисментами. Заключённые стихийно выстраиваются у трибуны, чтобы пройти мимо и лично поприветствовать представителя победоносной Красной Арми….»

Спустя семь дней после 1 мая, как известно, представители Верховного командования фашистского вермахта подписали в пригороде Берлина Карлсхорсте акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.

А вскоре, заключает Дитер Фрикке, пожалуй, одним из самых выразительных плакатов, призывавших в эти недели трудящихся к участию в первомайской демонстрации, стал плакат художника Арно Мора, который распространил организационный копитет СДПГ и КПГ в поддержку образования Социалистической единой партии Германии: на фоне развевающегося Красного знамени рабочий прикрепляет с гордой улыбкой к петлице пиджака алую первомайскую гвоздику.

По материалам СМИ


Источник: https://kpu.ua/ru/95873/eto_byl_boevoj_pervomaj
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...