НЕПОБЕЖДЕННЫЙ 8 июня 1920 года, сто лет назад родился летчик-легенда,маршал авиации И.Н.Кожедуб

-
11:53
71
НЕПОБЕЖДЕННЫЙ 8 июня 1920 года, сто лет назад родился летчик-легенда,маршал авиации И.Н.Кожедуб

Только грозная доблестьих поселилась в сердцах живых

(из песни)

ДОРОГА В НЕБО

В нескольких километрах от города Шостки село Ображеевка, один из населенных пунктов украинского Полесья. Чуть подальше течет«зачарованная Десна» с ее огромной поймой. Весной река разливается далековокруг. Ребят влекут ее необозримые дали.Чуть виден крутой правый берег с его древним Новгород-Северским.С ними маленький Ванюша. Старших братьев рядомнет, им не до забав.

Семья было большой: отец с матерью: четверо сыновей, дочь. Никита и Стефанида Кожедубы, отчаявшись прокормитьсо своего скупого надела и основательно подорвав на нем свое здоровье, вынуждены отправлятьстарших сыновейбатрачить у местных кулаков. Несмотря на несытую жизнь, Иван рос смышленым и любознательным ребенком.Рано научился читать. Отецвсячески поощрял его тягу к знаниям.Окончил семилетнюю школу. Вступил в химико-технологический техникум, прибавив себе недостающие два года. Тянуло его к технике, потому и отдал предпочтение механическому факультету.От старших товарищей узнал, что местный аэроклубОсовиахима проводит набор желающих связать свою судьбу с авиацией.

Нелегко совмещать учебу в техникумес занятиями в аэроклубе. Но Ивануне заниматьупорства и настойчивости. Это было время, когда сотни тысяч юношей и девчат устремились в небо, стремились статьпоследователями Валерия Чкалова. Вдохновлял многих Сталинский призыв «Летать выше всех, дальше всех!»

Первые самостоятельны полеты. Пока что с инструктором Кальковым. Тот добивался, чтобы учлеты безукоризненно выполняли фигуры высшего пилотажа: падение в штопор, петлю Нестерова, полет в зону. Прыжки с парашютом — это вообще захватывающее зрелище. Долгожданный выпуск Шосткинского аэроклуба. Иван вместе с товарищами решили пойти в летчики-истребители. На всю жизнь сохранил чувство глубокой признательности заводской комсомольской организации, рекомендовавшейего на учебу в аэроклубе ив Чугуевском авиационном училище. Отцовское напутствие перед отъездом:

— Вот тебе, сынок, мой наказ: Родине служи честно, учись прилежно да отцу пиши чаще!

Учеба и служба Ивану давалась легче, чем многим его однокурсникам. Наверное потому, что с детства и с отроческих лет привык к самостоятельности, дисциплине иколлективизму. Выделялся отменной физической подготовкой еще в техникуме. И в училище продолжал совершенствовать свои спортивные навыки, любил подолгу баловаться с двухпудовой гирей. Курсанта Кожедуба назначили командиром отделения и оно стало лучшим на курсе. Принятие воинской присягиСоветской Родине. Волнующие до глубины сердца слова клятвы: «…я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами».

Незаметно пришла золотая осень. Выпускные экзамены. Главное испытание — практические полеты. Курсант Кожедуб выполнил их безукоризненно. И приказ: оставитьвучилищеинструктором летной подготовки. С одной стороны — горечь и разочарование,, а с другой —
высокое доверие.

— ВПЕРЕД, СОКОЛЫ! АТАКУЕМ!

Наконец то командование удовлетворило его очередной рапорт с желанием отправиться на фронт. Москва. Пункт сбора летно-технического состава. Товарищи по училищу узнали: формируется полк из бывалых летчиков-истребителей.Его командирмайор ИгнатийСолдатенко, герой войны в Испании, награжден двумя орденами Красного Знамени. Командир полка старался, чтобы в каждойэскадрилье вместе с новичками были обстрелянные летчики. Осваивали новейшие истребители «Ла-5».

Шла весна 1943 года. Одержав триумфальную победу под Сталинградом, Красная Армия приступила к освобождению восточных областей Украины и центральных регионов России. Противнику удалось сдержать наступательный порыв советских войск. Противостоящим сторонам предстояло разработать стратегию боевых действий на летний период.

Первый бой для Кожедуба сложился неудачно. Патрулируя небо над полковым аэродромом, вступил с шестеркой «мессеров» и не заметил, какв хвост его «Лавочкину»зашел противник. Тот не промахнулся. Спасла Ивана бронеспинка, попавший в нее снаряд оказалсяфугасным.В заключение при заходе на посадку попал под зенитный огонь аэродромного прикрытия.

Другого бы молодого пилота первая неудача надолго бы выбила «из колеи» Но майор Солдатенко был не только хорошим командиром, но и опытным психологом. Кожедуб навсегда запомнил его наказ иследовал ему: «Сбить самолет — не рукой махнуть. От желаниядо умения — дистанция огромного размера. А сокращают ее боевой опыт и смекалка. И упорный труд и учеба». Он еще раз осознал, что в критические минуты должен еще больше владеть собой, первым обнаруживать врага, разгадывать его намерения и действовать мгновенно.

На Воронежском фронте установилось затишье. Подтягивались резервы, укреплялись оборонные позиции. Противник скрытно готовился к сражению, вошедшему в историю под названием Курско-Орловской битвы. Советские летчики оттачивали боевое мастерство, учились разгадыватьлюбые маневры и действия врага.

5 июля вермахт началоперацию «Цитадель». На следующий день вступил в боевые действия 240-йистребительный авиационный полк, в котором воевал младший лейтенант Кожедуб. Наши летчики пересекают линию фронта. Почти сразу обнаружили 20 пикирующих бомбардировщиков в сопровождении «мессеров».Командир эскадрильи ФедорСеменов стремительно уходит от огня и снизу расстреливает головной «Юнкерс». Начало положено. Вглазах Ивана мелькают силуэты наших и вражеских самолетов. Продолжает преследовать избранного для атаки «свою» цель.Длинная очередь. Еще одна. В шлемофоне звучит голосведомого Василия Мухина: «Бей, Батя, прикрываю!». Вражеский самолет вспыхнул, упав западнее деревни Завидовки. Бомбардировщики поспешили освободиться от опасного груза в расположении своих войск и повернули назад.

— Это вам за Игнатия Солдатенко, — не сдержавшись, крикнул в шлемофон Кожедуб. Несколько недель назад командир полка, герой двух войн погиб под ожесточенной бомбардировкойаэродрома. После похорон у его могилы Иван далклятву отомстить за погибших — за командира, за своего ведущего Вано Габунию, Ислама Мубаракшина, Михаила Пахомова. Ваню Пантелеева — всехвосьмерых, не доживших до первых побед. За каждого из них дал себеслово отплатить сбитым вражеским самолетом.

Напряжениенарастало. Соотношение силв воздухе было почти равным. Командование «люфтваффе» бросило в небо отборные авиационные эскадры. Но и советские военно-воздушные силы были уже не те, они получили на вооружение современные самолеты — бомбардировщики Пе-2, штурмовики Ил-2, истребители Ла-5, Миг-3, Як-9, накопили ценный боевой опыт в битвах над Москвой и Ленинградом, Сталинградом иКубанью.

Эскадрильям 240-го истребительного авиаполка приходилось вылетать по несколько раз в день, сопровождать группы Пе-2, непрерывно бомбившие немецкие танковые и пехотные части, вражеские аэродромы, вести воздушную разведку. В одном из таких поединков ранили Федора Семенова. Вечером Кожедуб получил приказ: до выздоровления комэска принять командование эскадрильей. Впервые он вылетел на задание в качестве ведущего четверки истребителей.

На земле кипит ожесточенное танковое сражение. Иван внимательно просматривает воздушное пространство. По силуэтам различает два «Мессершмитта-109». Поворачивают в нашу сторону, пытаются атаковать его самолет. Но пока противник разворачивался, Иван поймал ведущего в прицел. Огонь открыл первым, тот перевернулся и с отвесного пикирования врезался в землю. Это была третья его боевая удача. Еще не раз четверка вылетала на прикрытие наших войск. В скоротечном бою Кожедуб сбил второго «мессера».

Наступление противника захлебнулось, тот вынужден отводить войска назад.В ожидании командына взлет Иван видит, как к его самолету спешит командир полка Подорожный с радостной вестью: за успешные боевые действия он награжден орденом Красного Знамени. А вечером его ознакомили с приказом о назначении командиром эскадрильи. В тот же день, когда Кожедуб принял эскадрилью, партийное бюро полка рассмотрело его заявление о приеме в члены КПСС. «Я воспитан Ленинским комсомолом, — рассказывал он. — Старшие товарищи-коммунисты были для меня живым примером самоотверженного служения Родине». Решение партийного бюро было единогласным.

У летчиков 240-го ИАП приподнятое настроение, как ивсех воинов шести фронтов, которые не только удержали свои позиции на Курской дуге, но и перешли в наступление. Освобождены Белгород и Орел. Москва салютует в честь победителей Курско-Орловской битвы.

Всеобщее торжество совпало у лейтенанта Кожедуба с еще одним памятным событием. Только что начальник политотдела авиасоединения Боев вручил ему партийный билет. Еле справился с нахлынувшими чувствами, как прозвучала команда: «На взлет!». К Рогани, предместью Харькова, приближалась большая группа вражеских бомбардировщиков. Задача ринувшейся на перехват десятки «Лавочкиных» сорватьковарный замысел. У противника не менее 40 «Юнкерсов-87. «Ястребки» прорываются через заслон «мессеров», врезаются в строй бомбардировщиков. Кожедуб заходит в хвост одному из них, открывает огонь и вгоняет его в землю. Записав набоевой счет восьмой вражеский самолет, сдержал данное слово.

Еще до начала наступления Воронежского фронта как-то в голове проскользнула мысль: «А не подать лирапорт его перевести на Центральный фронт, где посчастливится принять участие в освобождении родных мест, где, возможно, сможет увидеть отца». Ноотказался от этого намерения. Покинуть родной полк, в котором прошел боевое крещение, в котором испытал горечь потерь и радость первых побед, гдеобрел верных товарищей, гдена всю жизнь связалсвою судьбу с партией коммунистов?». Впереди летчиков 240-го ИАП ждали Днепр, израненные поля, города и села Правобережья Украины. До боли в сердце родной советской земли.

Жаркие и ожесточенные бои, немногим уступавшие по своему напряжению небу над Белгородом и Харьковом: прикрытие переправ у Днепропетровска, отражение налетов на войска 2-го Украинского фронта в полосе действий которого воевала 5-я воздушная армия, а в ней — 240-й ИАП и эскадрилья Ивана Кожедуба. В поединках над Днепром командир эскадрильи в десяти боях 11 раз вышел победителем. К концу третьего года войны его личный боевой счет составил 26 сбитыхнемецких самолетов.

После сражений над Славутичем и участия в ликвидации Корсунь-Шевченковской группировки советская авиация на южных фронтах захватила безраздельное господство в воздухе и не упускала его до последних дней войны. Противник тщетно пытался перехватить инициативу, пополнял свой воздушный флот новымитипами самолетов. Но отечественная военно-техническая мысль опережала его на несколько шагов. Изменение летно-тактических качеств истребителей в лучшую сторону способствовало повышению боевого мастерства «крылатых рыцарей неба».

Незабываемое утро 4 февраля 1944 года. В полк пришло сообщение, что трем летчикам240-го ИАП — Ольховскому, Семенову и Кожедубу за проявленные в боях мужество и героизм присвоенозвание Героя Советского Союза. Его сердце переполнило чувство гордости, какон, простой крестьянский парень, удостоен высшей награды Родины. На смену ему пришло чувство безмерной благодарности своим боевым товарищам — ведомому Василию Мухину, механику Виктору Иванову, всем, без которых его личные успехи победы были бы невозможны.

За весенней распутицей пришли жаркое лето. Войска 2-го Украинского фронта готовятся к Ясско-Кишиневской наступательной операции. Но враг еще очень силен, огрызается в небе и на земле. Как-то Иван Кожедуб получил приказ слетать на У-2 в молдавский город Бельцы, где ранее базировался их полк. Подлетая к аэродрому, обратил внимание нановенький «Лавочкин-5ФН», блестевший свежей краской. Командование авиасоединения вручило ему этот самолет, построенный на трудовые сбережения колхозника Василия Конева, старого пчеловода колхоза «Большевик» Сталинградской области. Тот попросил присвоить ему имя своего племянника- командира 21-го гвардейского ИАП Героя Советского Союза, павшего смертью храбрых в декабре 1942 года в небе под Ленинградом.

Командир эскадрильи Иван Кожедубу именного истребителя «Ла-5ФН», который ему подарил колхозник В.В.Конев

Поблагодарив Василия Викторовича Конева за дорогой подарок, спешит сообщить ему: «На Вашем самолете я сбил восемь самолетов врага, из которых пять хваленых «Фокке-Вульфов-190». Теперь на моем счету сорок пять самолетов противника. Позвольте закончить это письмо уверением, что мой боевой счет будет все время расти. С боевым приветом капитан Кожедуб».

В конце июня его пригласил к себе командир полка: «Пришел приказ о вашем немедленном вылете в Москву. С какой целью — неизвестно. В главном штабе Военно-Воздушных Силузнал, что командованиенамерено направить его на 1-й Белорусский фронт, в авиационный полк, занимавшийся свободной воздушной охотой на вражеских асов. Приказ о его назначении заместителем истребительного полка подписан.

Перед тем, как отправиться к новому назначению ему, предстояло в знакомом уже подмосковном запасном полку освоитьЛа-7 новой модификации. Поближе познакомившись ним, уже в процессе учебы, Кожедуб был восхищен летными качествами машины. Подобных машин на вооружении противник не имел. Здесь же, накануне празднования Дня Воздушного Флота, узнал о награждении его второй Золотой Звездой.

С окончательной утратой своего превосходства в воздухе «люфтваффе» избрала иную тактику. Отрядило для охоты на одиночные или отбившиеся от групп самолеты лучших своих асов. Следовало раз и навсегда отбить стремление противника прибегать кподобным уловкам.

В истребительном авиационном Проскуровском КраснознаменномАлександра Невского полку командир полка полковник Павел Чупиков, весь личный состав радушно встретил дважды Героя Советского Союза. Освобождена Белоруссия, советские авиасоединения переместились в Польшу. Едва новый заместитель командира полка вошел в курс дел, как получилприказ возглавить группу из десяти истребителей и вылететь к границе Латвии и Эстонии, где сложилась напряженная обстановкасприкрытием с воздуха советских войск. Здесь авиагруппа уничтожила 12 самолетов противника, из них три пополнили личный боевой счет Кожедуба.

Освобождена Варшава. Все три фронта — 1-й Украинский, 1-й Белорусский и 2-й Белорусский фронты стремительно форсируют Одер. Нашим летчикам даже с высоты заметны указатели на русском языке «До Берлина — 80 километров». Обнаруживают аэродромы, забитые «Юнкерсами», «Мессершмиттами» и «Фоккерами». Бежавшие в панике немцы бросали свои самолеты — ничего другого им не оставалось.

Советские войска продолжают продвигаться к змеиному логову Третьего рейха. Не раз они убеждались в высоком боевом мастерстве летчиков капитана Кожедуба. В один из февральских дней его шестерка Ла-7 обнаружила три десятка «Фокке-Вульфов» и вступила в бой спять разчисленно превосходящими силами. В напряженном бою сбили восемь немецких самолетов, из них три — заместитель командира полка. Противник вынужден был освободиться от бомб над позициями своих войск и скрыться в облаках. Докладывал Иван Кожедубоб итогах боя командиру полка в те минуты, когда принесли радиограмму от командующего 5-й ударной армии Берзарина. Тотс земли наблюдал за схваткойи тепло поблагодарил занадежное прикрытие. Благодарностькомандования наземных войск у летчиков всегда считалась одной из высоких наград.

В небе появились реактивные «Мессершмитт-262» с турбореактивными двигателями. 19 февраля Иван Кожедуб вместе с ведомым Дмитрием Титаренко вылетели на охоту, где обнаружили реактивный «мессер». Тотрассчитывал на свои скоростные качества, но, увы… Напарники выжимают из«Лавочкиных» предельную скорость. Ведомый поторопился первым открыть огонь, а противник решил было развернуться и этим маневром подставив себя под огонь пушек ведущего. Вражеская «новинка», разваливаясь на части, рухнула вниз.

Ожесточенная битва за Берлин как в небесах, так и на земле подходила к своему завершению. ДляКожедуба с Титаренко это был пятый за день вылет. Садившеесясолнце было в пользу вероятного противника, когда летчики заметили40 «Фокке-Вульфов». Соотношение сил 2:40 и все же они приняли вызов. Зашли в хвост группы со стороны солнца.Сразу зажгли два «Фоккера», посеяв панику среди остальных. Противникобнаружил, что против них действуют лишь два советских истребителя. Поздно. На выручку во время поспели боевые друзья. На обратном пути заметили отбившийся от стаи самолет со свастикой на борту, который стремился отбомбиться в надежде заполучить«Железный крест» вконце войны. Кожедуб в упор расстрелял его и одержал свою 62 победу.

62 победы и ни одного поражения! Никем не превзойденный результат ни в советских, ни в союзных военно-воздушных силах.Никто ни разу не смог сбить Ивана Кожедуба. Получать повреждения приходилось, порой весьма серьезные, но в каждомподобном случае умел сохранить машину и приземлиться на своем аэродроме.

«МИГ-15» ПРОТИВ «СЕЙБРОВ» И «ЛЕТАЮЩИХ КРЕПОСТЕЙ»

Советская страна, весь ее многонациональный народ ликовали, отдавали заслуженные почести воинам-героям, сокрушившим многоголовую фашистскую гидру. А в 176-м гвардейском истребительномавиационномпровожали заместителя командира полка майора Кожедуба в Москву, на учебу в Военно-Воздушной академии командного и штурманского состава.

На одном из подмосковных аэродромов шла подготовка к первому послевоенному воздушному параду, посвященному Дню Военно-Воздушного Флота. Ранним утром радио передавало сообщение обУказе Президиума Верховного Совета СССР о награждении большой группы летчиков-победителей воздушных поединков. Первой в нем стояла фамилия Кожедуба Ивана Никитовича. Родинаувенчала его третьей Золотой Звездой. Онстал вторым в истории советской авиации трижды Героем Советского Союза.

Майор И.Н.Кожедуб после вручения ему третьей Золотой Звезды

Нелегко было ему после долгого перерыва садиться за учебники. Заниматьсяприходилось, не считаясь ни с личным временем, ни с выходными днями. Вместе с ним слушателями академии стали его боевые товарищи, прославленные мастера воздушныхатак и бомбовых ударов. 22 Героя Советского Союза, 270 Героев Советского Союза. Цвет советской военной авиации, ее гордость.

Впервые встретились лучшие воздушные асы Великой Отечественной войны, трижды Герои Советского Союза Александр Покрышкин и Иван Кожедуб, 1945 год

Пришла пора вновь штурмовать небо, теперь уже с помощью реактивной авиатехники, требующей безупречных знаний теории и, тщательной подготовки и мастерства полетов. Кожедуб и егосокурсники настойчиво осваивали истребитель Миг-15. Полеты днем и ночью, в сложных метеоусловиях, удобные кабины, оснащенные современными приборами. Они помогали выбирать безошибочное решение, до малейших деталей отрабатывать технику пилотирования.

25 июня 1950 года США, прикрываясь мандатом миротворческих сил ООН, развязали против молодой Корейской Народно-Демократической Республики полномасштабную войну.Ким Ир Сен обратился к Сталину и Мао Цзэдуну за помощью. Уже 12 октября 9 общевойсковых армий КНР под общим названием«китайские добровольцы» вступили на территории братской республики. Однако без надежного прикрытия с воздуха рассчитывать на успех не приходилось. Американцы, ихсоюзники бросили в небо более 1500 «летающих крепостей», реактивных и винтокрылых истребителей.

Поздней ночью телефонный звонок разбудил командира 324-й авиационной дивизии И. Н. Кожедуба, который отдыхал вместе с семьей в Сочи. У аппарата был командующий ВВС Московского военного округа В. И. Сталин. Ему предстояло срочно вылететь в Москву. Иван Никитович догадывался о причине экстренного вызова.В путивспомнилась ему отнюдь не дружеская первая встреча с союзниками в небе над Берлином. Патрулируя отведенный ему квадрат, Кожедуб обнаружил двух «мессеров», приготовившихся атаковать американский В-29. Огненной струей отсек их от бомбардировщика. И тут же увидел, как два «Мустанга» открыли по нему огонь. «По мне? Зачем?». Ответными пушечными трассами поразил одного истребителя, второй задымил и его пилотвыбросился с парашютом. После возвращения домой проявили пленку фотокинопулемета. Сомнений не было: белые американские звезды на фюзеляжах. Инцидент решили не предавать огласке. Командир дивизии Евгений Савицкий подвел точку: «Эти твои победы — в счет нашей будущей войны». Акомандир полка Павел Чупиков вернул ему пленки со словами: «Забери их себе, Иван, и никому не показывай».

Быстро пролетел месяц, отведенный на подготовку 324-й ИАП кбоевым действиям. Командующий ВВС округа Василий Сталин лично руководил всеми работами на подмосковном аэродроме в Кубинке. Запомнилось его напутствие на встрече с командным составом дивизии: «Там воевать надо по-другому — не так, как вы воевали в минувшую войну, используйте опыт, приобретенные знания, ум, новую технику…Самостоятельные боевые вылеты комдиву запрещаю». Последняя фраза стала для Кожедуба ударом. Ведь личное участие в боевых поединках всегда было содержанием его жизни в небе.

Первые вылеты летчики осуществили с китайского аэродрома Андунь 2 апреля 1951 года. Поначалу не все пошло так, как задумывалось на земле, сказывалось отсутствие боевого опыта в новых условиях. В этих трудные для дивизии дни произошло становление Кожедуба как командира дивизии. Удалось наладить доверительные отношения с командирами полков и эскадрильей, надежную работу станций оповещения и наведения.

«Звездным часом»для 324-й дивизии стал четверг12 апреля. Американское командование решило уничтожить переправы через пограничную реку Ялуцзян, по которой шли из КНР на фронт материальные и людские резервы. Главной ударной силой агрессора стали 48 тяжелых бомбардировщиков под прикрытием 80 истребителей. В этот день противник потерял 10 «летающих крепостей» и 4 истребителя. 324-я дивизия потерь не имела. «Черным четвергом» назвали его американские летчики. После этого В-29 стали редкими гостями в «аллее Мигов» — так они прозвали зонудействий 324-й и других советских авиадивизий.

Китай, 1951 год. Командир 324-й ИАП И.Н.Кожедуб (в центре) анализируют с боевыми друзями итоги очередного воздушного боя

Во второй в его жизни войне Иван Никитович Кожедуб вновь показал блестящий результат, теперь уже как военачальник. За девять месяцев участия в боевых действий его дивизия сбила 216 вражеских самолетов, изних 12 «сверхкрепостей» и 118 «Сейбров». Собственные потери составили 27 истребителей, 9 летчиков. Коэффициент эффективности боевой работы составил 9,6. Миг-15 стал самим результативным истребителем этой войны. А всего советская авиация в ходе Корейской войны осуществила 64 000 боевых вылетов, провела немногим более 1870 воздушных боев, в которых противник потерял 1087 самолетов. Осознав масштабы таких огромных потерь, США отказались от намерения подвергнуть атомной бомбардировке сопредельные с Корейским полуостровом приграничные территории СССР, КНР и КНДР и даже Сибири.

За умелое руководство боевыми действиями дивизии в небе КНДР ее командир был награжден седьмым орденом Красного Знамени — наиболее почитаемой среди военных летчиков наградой. Пять мастеров воздушных боев его авиасоединения удостоены званий Героя Советского Союза.

Международная обстановка после смерти И. В. Сталина продолжала накаляться, требовала постоянного повышения боевой готовности ВВС и ПВО. На погонах Ивана Никитовича засияли генеральские звезды. Опять учеба, теперь уже в Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил. Следующие ступени роста: заместитель командующего 76-й воздушной армией, затемзаместитель командующих ВВС Ленинградского и Московского округов, работа в Центральном аппарате Военно-Воздушных Сил. Стремилсяпостоянно совершенствовать боевое мастерство, летал на всех типах истребителей. Овладел техникой пилотированиявертолетами «Ми-4», выполнял на них ответственные задачи гражданского назначения. Да, чуть было не забыл упомянуть: звание «Летчик 1-го класса» ему было присвоено еще в 1950 году, накануне «командировки» в Китай и КНДР.

К сожалению, десятилетнее правление Хрущева не лучшим образом сказалось на перспективах военной авиации, тот недооценивал роль Воздушного и Военно-Морского флотов в укреплении обороноспособности страны. Не востребован был сполна опыт прославленных асов и военачальников Покрышкина, Кожедуба, Савицкого, Евстигнеева и многих других. Догонять всегда труднее, наверстывать упущенное пришлосьв первой половине 60-хда и в 70-80-е годы.

А маршал авиации Иван Никитович Кожедуб (это высокое звание ему присвоили в 1985 году) в благодарнойлюдской памяти занял достойноеместо как подлинно Народный Герой. Не только как мужественный воин, человек высокого долга, но и государственный деятель.

Маршал авиации И.Н.Кожедуб

С 1946 по 1970 год он депутат Верховного Совета СССР трех созывов. Для него не было большего морального удовлетворения, как общаться с избирателями, особенно с молодежью, видеть ее вдохновенные лица, представлявшей себя за штурваламисверхскоростных покорителей неба.ЖителигородовСумы, Чугуев, Купянск, Калуга, Бельцы, Звенигород удостоили его звания «Почетный гражданин».

Четвертой своей золотой звездой в своей судьбе Иван Никитовичвеличал свою супругу Веронику Николаевну, с которойони прожили 45 лет в любви и согласии

ЗА ПРАВДУ, ЗА ЧЕСТЬ И СВЯТУЮ ПАМЯТЬ

Впервые Иван Никитович взялся за свои воспоминания в 1945 году, едва стихло эхо недавних боев и сражений. Его небольшая книжечка«Три сражения» вскоре увидела свет».Его фронтовые впечатление как бы сами просились на бумагу. Вот что он писал впоследствии: «…С душевным волнением смотрю на сухой перечень фамилий моих бывших однополчан. О каждом, начиная от моториста и кончая командиром, можно написать не одну книгу. Я же в своей книге даже упомянуть не мог о многих — в основном рассказывал о летчиках эскадрильи, в которой служил, о тех, с кем чаще летал».

В последующие годы под его авторством вышло еще четыре книги воспоминаний «Служу Родине», «В воздушных боях», «Праздник Победы», «Верность Отчизне». В последнее издание (Москва «Яуза» ЭКСМО, 2006) включено содержание всех предыдущих. Его дополняют прекрасные предисловие и послесловие писателя Николая Бодрихина, посвятившего себя изучению героической истории советской авиации, в которой сияет яркой звездой имя И.Н.Кожедуба. В 2010 годув серии «Жизнь замечательных людей» вышлакнига писателя-историка «Кожедуб».

Однако вернемся к первой половине восьмидесятых годов, когда над страной подул «свежий ветер перемен». Навязанная Горбачевым и его «прорабами» перестройка быстро высветила все негативные последствия поспешно навязанных советскому обществу «реформ» и «преобразований».Со всей остротой их почувствовала военная элита — мозг Советских Вооруженных Сил. Шла подготовка к роспуску Организации Варшавского Договора. Бесцеремонный шантаж США к принуждениюруководителейСоветского Союза к одностороннему разоружению. Разгоралась пламя скрытой, пока что без грохота выстрелов и разрывов бомб, но самой страшной по своим катастрофическимпоследствиям, третьей мировойвойны.

И в этой, третьей в его судьбе битве, маршал авиации Кожедуб не мог отсидеться или отмолчаться. По поручению большой группы Героев Советского Союза и полных кавалеров Славы с трибуны 3-го Съезда народных депутатов СССР он обратился к депутатам, а в их лице — ко всему советскому народу:

— Мы с глубокой болью и тревогой отмечаем, как усиливаются попытки экстремистских, антисоветских сил расколоть единство нашего многонационального государства, искусственно посеять вражду между народами, демонтировать социалистические завоевания, создать хаос в стране, подорвать доверие к Коммунистической партии Советского Союза, разрушить основы Советского строя. Пора переходить в наступление против контрреволюционных сил. Промедление смерти подобно!

Спустя год с небольшим этот же призыв повторят авторитетные в стране политики-патриоты в своем «Слове к народу»: «Сплотимся же, чтобы остановить цепную реакцию гибельного распада государства, экономики, личности!..» Не прислушались. Не сплотились. Не перешли в наступление «миллионы плеч, туго прижатых друг к другу». Запущенный Горбачевым — Ельциным «поезд» катастройки на всех парах мчался кпропасти, обещая похоронить под собой обломки огромной страны.

Утром 8 августа 1991 года супруга Вероника Николаевна, вернувшись из магазина, обнаружила Ивана Никитовича без признаков жизни на втором этаже их скромной дачи в Монино. Прибывшая «скорая помощь»ничем помочь не смогла, констатировавсмерть от острой сердечной недостаточности. Некролог о его кончине появился в печати спустя пять дней. Похоронили маршала авиации И. Н. Кожедуба на Новодевичьем кладбище.

Ему не судилось стать свидетелем горестной сцены, какв конце трагического 1991 года в Кремле будет спущен огромный красный стяг ушедшего в историю Советского Союза. Онне узнает, какрастащена была по «национальным квартирам» покрывшая себя неувядаемой славой Советская Армия-Победительница и ее ударный отряд в лице советской авиации. Как еще вчера единую страну бросят в пучину межнациональных конфликтов и гражданских войн.

Ни он, ни даже его дети, к сожалению, не станут свидетелями возрождающегося могущества Вооруженных Сил Российской Федерации. Как будут взлетать на охрану ее рубежей модернизированные и новые бомбардировщики стратегической авиации, штурмовики и истребители четвертого и пятого поколений, как заступят на боевое дежурство расчеты не имеющихся аналогов в мире гиперзвуковых ракет.

Памятник И.Н.Кожедубу в Киеве

Склоняя свои головыперед светлой памятью Ивана Никитовича Кожедуба будем- и не только в день его столетнего юбилея, авсегда, каждым атомом, каждой жилкой, разумом и чувствами — помнить, что это он и его собратья-звездные соколы, святая память о них, помогает потомкам прокладыватьпути кгрядущим победам.

Звездный Ла-7 Народного Героя в авиационном музее в Монино

Владимир Сиряченко,

публицист


Источник: http://kpu.ua/ru/96210/nepobezhdennyj_8_yjunja_1920_goda_sto_let_nazad_rodylsja_letchyklegenda_tryzhdy_geroj_sovetskogo_sojuza_marshal_avyatsyy_ynkozhedub

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...