Испытание локализацией. Сможет ли Украина поддержать промышленность вопреки Евросоюзу?

-
10:30
18
Испытание локализацией. Сможет ли Украина поддержать промышленность вопреки Евросоюзу?

Украинский законопроект о локализации раззадорил Евросоюз. До принятия документа в первом чтении европейские «партнеры» пригрозили письмом своего посла и даже вероятностью отказа кредитовать проекты в Украине. Сейчас, видя безвольную позицию украинских высокопоставленных чиновников, европейцы решили наблюдать и выжидать. Предпринятая в Украине попытка организовать временные преференции своим производителям близка к провалу.

«Европейский платок — на украинский роток»

В начале июля в Украине прогремела новость: Европейский Союз в лице своего представителя в Киеве обеспокоился всего лишь проектом постановления Кабмина и проектом закона, которые касались принципов закупок импортной продукции с использованием локализации. Глава представительства ЕС в Украине Матти Маасикас по этому поводу написал в адрес премьер-министра Шмыгаля и спикера Верховной Рады Разумкова весьма откровенное письмо. Его текст оказался в распоряжении проекта «Наші гроші». В документе говорится, что данные проекты нормативно-правовых актов не соответствуют Соглашению об Ассоциацию с ЕС и нормам ВТО.

«Проект постановления намерен ввести в качестве пилотного проекта требование 15-30 % удельного веса критерия локализации машиностроительной техники в Украине. На наш взгляд, это будет существенным нарушением указанных основ равного отношения и недискриминации», — говорилось в письме.

Не устроил Евросоюз и законопроект № 3739 о внесении изменений в закон Украины «О публичных закупках» относительно создания предпосылок для стабильного развития и модернизации отечественной промышленности. Европейским коллегам не понравилось, что нормы документа доводят степень локализации до 60 %, что «фактически лишает права заграничную продукцию возможности участвовать в закупках в этих отраслях». Европейское дипломатическое ведомство напомнило, что эти условия могут стать актуальными для проектов, которые поддерживает Европейский инвестиционный банк. Если они вступят в силу, жизнеспособность этих проектов будет под вопросом.

Заявления европейских «партнеров» взволновало информационное пространство. Одни оценивали документ, как проявление колониальной политики со стороны ЕС по отношению к Украине, другие — решили промолчать, как, например, чиновники. По крайней мере, на дерзость представительства ЕС должен был отреагировать украинский МИД.

«Если речь идет о руководителе представительства Европейской комиссии в Киеве, очевидно, Министерство иностранных дел — это профильное ведомство, которое должно было бы пусть и в мягкой деликатной форме, но обозначить позицию, что такие вещи мы считаем недопустимыми в отношении суверенного государства, которым Украина формально является, — говорит директор-информационно-аналитического центра «Перспектива» Павел Рудяков. — Но поскольку ситуация настолько запущена и мы настолько глубоко попали в эту нишу внешнего контроля и регламентации, что наши чиновники уже на эти вещи не реагируют, поскольку нет того, что называется политическая воля — отстаивать суверенитет или сейчас начинать его отстаивать уже задним числом, пытаться подняться на более приемлемый уровень. Получается, что у нас внешний платок накинут на наш роток, и мы все молчим и не имеем право на этот счет высказаться, поскольку считается, что все хорошо и правильно, мы должны вести себя так, как они нам указывают. Но это же не единичный случай. Это яркий и показательный случай».

Экономический эксперт и вице-президент УСПП Виктор Скаршевский называет высказанные европейцами позиции манипулятивными, а тон их письма без преувеличения гневным. В них отражены двойные стандарты, а откровенно вражеское восприятие законопроекта № 3739 является положительным критерием его качества.

«Аргументировалось тем, что в соглашении о Евроассоциации записан равный доступ на рынки друг друга, без никаких ограничений. Это же сказано и в нормах ВТО, что никаких дискриминаций. Но это все манипуляции, потому что юридические заключения и другие статьи позволяют принимать такие нормы. Тут особой дискриминации нет. Например, когда украинские производители участвуют в тендерах в Евросоюзе, там также прописываются требования, чтобы было партнерство с внутренними европейскими производителями. Это тоже своего рода локализация. Мало кто об этом говорит, но эта норма локализации тут больше даже не европейцев касается. Они не так часто выигрывают (тендеры — Ред.), как, например, продукция из Казахстана, Белоруссии и прежде всего из Китая. Это будет больше всего касаться этих стран, которые по факту экспортируют в Украину больше всего продукции машиностроения. Так что здесь даже странно, что была такая реакция от Евросоюза, потому что наоборот, если локализация будет здесь в Украине, они себе сделают рынок сбыта. В Белоруссии европейцы это делают и не возмущаются. Происходит политика двойных стандартов», — сказал Виктор Скаршевский.

Экономический эффект локализации

Законопроект № 3739 был принят Верховной Радой в первом чтении 21 июля текущего года. Его инициаторами значатся почти четыре десятка народных депутатов из «Слуги народа», «Батькивщины», «Европейской солидарности», ОПЗЖ и группы «Доверие». Но далеко не все депутаты этих парламентских образований поддержали документ. В «Слуге народа» были и воздержавшиеся, и голосовавшие против. Всего документ набрал 248 голоса. Решительно против него выступила фракция «Голос».

В документе прописаны нормы, которыми временно с 1 января 2021 года сроком на 10 лет устанавливаются особенности осуществления процедур закупки товаров, а именно заказчик осуществляет закупку определенных товаров только в случае, если степень локализации их производства в Украине превышает или равна той или иной доле. В зависимости от вида или наименования товаров эта доля будет составлять от 25-45 % с 2021 года до 40-60 % с 2024 года.

«Этот законопроект правильного направления. Он будет стимулировать машиностроение, четыре его отрасли, прежде всего, транспортную и энергетическую. Если мы будем покупать что-то импортное по госзакупкам, необходимо будет локализировать здесь. Это создаст и рабочие места, и доход, и прибыль, и платежи в бюджет. Такую практику необходимо применять и на другие подотрасли», — говорит Виктор Скаршевский.

Падение промышленного производства в Украине началось в июне прошлого года и продолжается по сей день. Промышленность крепко просела в апреле — минус 16,2 % к аналогичному месяцу прошлого года. Потом начался небольшой рост. В июне этот показатель сократился до минус 7,1 %. Большое отставание отмечалось именно в машиностроении. В июне 2020 года в отрасли было произведено на 22,5 % меньше, чем в июне 2019-го. Приблизительно такой же показатель (-22,2 %) в сравнении января-июня этого года и прошлого.

Авторы законопроект № 3739 указывают в пояснительной записке, какой будет экономический эффект от принятия закона и его временного действия. Это позволит модернизировать крупные государственные предприятия и корпорации, энергетическую, коммунальную и транспортную сферы, потребность капиталовложений в которые оценены в 150 миллиардов гривен. Это будет способствовать созданию около 62,5 тысяч новых рабочих мест.

«В результате повышения деловой активности объемы налоговых поступлений в бюджет вырастут на 8,17 %. При этом удастся избежать роста импорта товаров, работ и услуг на 13,2 % (около 8,4 миллиардов долларов США)», — говорится в пояснительной записке.

Если спроектировать эти теоретические расчеты и прикидки на реальность, то возмущения Евросоюза выглядят еще более скандальными и противоречивыми.

«У правительства нет ресурса, чтобы реально поддержать промышленность, но что-то где-то спасти, что можно спасти, попытаться, даже это не позволяется, потому что это якобы противоречит условиям Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС, хотя, насколько я понимаю, это не совсем так, — говорит Павел Рудяков. — Тем более, сейчас такая динамичная и вышедшая за рамки стандартов ситуация, связанная с пандемией и экономическим кризисом, социально-экономическими проблемами, что все государства, более-менее уважающие себя, идут на протекционистские меры. То, что предложило наше правительство, это один из легких вариантов протекционистских мер по поддержке украинской промышленности, но даже на это, оказалось, мы не имеем права, потому что нам тут же перекрывают или, по крайней мере, открыто угрожают перекрыть какие-то ресурсы, которые мы получаем, вроде бы как европейская страна».

«Евросоюз будет против»

Оценка законопроекта о локализации пришла от украинских чиновников через несколько дней после его принятия за основу. 23 июля, во время поездки в Брюссель премьер-министр Украины Денис Шмыгаль заявил, что преференции для украинских производителей нужны, но не за счет нарушения международных обязательств, в частности Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС.

«В нынешней редакции проект закона не соответствует некоторым параметрам Соглашения об Ассоциации, поэтому правительство будет настаивать на корректировке редакции совместно с депутатами… Пока европейские партнеры спокойно это воспринимают, потому что понимают, что это только первое чтение», — заявил Денис Шмыгаль в комментарии «Украинской правде».

Перед процессом с принятием закона о локализации в Украине был период, когда министры иностранных дел и вице-премьеры по вопросам европейской интеграции не стеснялись говорить, что условия Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС неплохо было бы пересмотреть. Такими заявлениями отмечались и Вадим Пристайко, и Дмитрий Кулеба, которые занимали эти посты, а Кулеба возглавляет МИД и сейчас. Тогда аналитики оценивали слова чиновников-дипломатов как сотрясание воздуха, иллюзорные чаяния. Сегодня можно придать вопросу другую трактовку. Аналитик, глава Центра анализа и стратегий Игорь Чаленко считает, что законопроект № 3739 может сочетаться с пересмотром Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС.

«На сегодня есть несколько причин, зачем принимать соответствующий законопроект, — говорит эксперт. — С одной стороны, дать некие преференции большому бизнесу, который сейчас имеет выходы в исполнительную власть. Мы слышим уже разговоры по созданию министерства по стратегическим отраслям, мы слышим ряд других инициатив, которые будут заниматься протекционизмом украинской продукции. Я также хочу напомнить, что сейчас Кабинетом министров прорабатывается вопрос об изменении соглашения об Ассоциации, я думаю, что на это пойдет не менее двух лет на самом деле. Власть говорит, что это будет гораздо быстрее, но учитывая все бюрократические нюансы, если Европейский Союз будет политически и экономически в этом заинтересован, два года уйдет действительно. Поэтому сейчас, чтобы дать фору украинскому производителю, все-таки необходимо принять изменения в украинское законодательство и поддержать украинских производителей. Конечно, мы видим прекрасный пример Белоруссии, когда ряд производств, которые имеются в ряде стран Европейского Союза, все равно открывают в Белоруссии свое локализированное производство. Это те же локомотивы, ряд других машиностроительных проектов. Сейчас это может нам позволить действительно прибавить в нашей экономике. Плюс не надо забывать, что внешнее экономическое сальдо у нас за первый квартал приблизительно паритет — буквально чуть-чуть импорт выше. Соответственно сейчас пытаются использовать эту ситуацию для того, чтобы по новым договорам не закупать импорт либо закупать с большой долей локализации в Украине. Таким образом, мы сможем удержать это сальдо минимально негативным. Я не думаю, что оно будет нулевым, но минимально негативным».

Раньше в контексте пересмотра Соглашения об Ассоциации вспоминали о расширении беспошлинных квот для украинских производителей, которые, как правило, стремительно выбираются в течение первых месяцев каждого нового года. Особенно кризисным в этом плане получился 2018 год. Тогда некоторые квоты по поставкам аграрной продукции в Евросоюз из Украины были выбраны за 5-11 дней января (пшеница, кукуруза, мед). За три месяца этого года украинские экспортеры исчерпали квоты по 8 видам аграрной продукции — пшенице, кукурузе, меду, солоду, яблочному и виноградному соку, птице и сливочному маслу. По мнению Игоря Чаленко, этими квотами Евросоюз фактически заставляет некоторых украинских крупных производителей покупать и размещать свои производственные мощности за пределами Украины в ЕС и работать там. Как видим, Евросоюз совсем не против некой локализации у себя, но раскритиковал ее в Украине.

По мнению экономиста Виктора Скаршевского, пересматривать Соглашение с ЕС нужно, но именно на предмет квот, а не в контексте локализации. Эксперт уверен, что бояться судов с Евросоюзом также не стоит.

«Меньше года осталось, что мы можем пересмотреть квоты, я надеюсь, в сторону увеличения, — говорит Виктор Скаршевский. — Чтобы ввести локализацию, проводить политику импортозамещения, пересматривать не надо. Даже если они подадут, например, в какой-то международный арбитраж, это настолько бюрократическая процедура, что она будет длиться 5-6 лет. Например, европейцы подали в арбитраж по поводу моратория на лес-кругляк еще в 2016-17 гг. До сих пор решения еще не принято, все рассматривается. Потом, если оно будет принято, его можно будет оспорить еще. Так что я не вижу здесь никаких проблем. Пока это все будет рассматриваться в арбитражных судах, мы будем развивать машиностроение, создавать новые рабочие места, осваивать новые рынки сбыта и так далее».

«Евросоюз будет против, — говорит Игорь Чаленко. — Эти нарушения будут рассматриваться. Соглашения об Ассоциации никто расторгать не будет, это очевидно. Это политически нецелесообразно для Европейского Союза, но опять-таки на нас могут наложить штрафы, могут поднять вопрос по безвизу. Они очень защищают свой рынок. Если мы говорим о Соглашении об Ассоциации, то это должен быть паритет».

«Машиностроение — не олигархическая отрасль»

Кроме локализации, от украинской власти мы слышали и о других видах поддержки промышленности. Профильный комитет Верховной Рады готовил перезапуск индустриальных парков, а в правительстве говорили об активизации и запуске экспортно-кредитного агентства и программе по запуску вагоностроения, но это было лишь на уровне заявлений. Пока что власти следует пройти тест локализацией: Верховная Рада должна утвердить закон, президент — его подписать, а правительство — выполнить. Но сегодня вероятность такого успешного прохождения закона невелика — каждый субъект в процессе внедрения временной локализации может сдать назад.

Виктор Скаршевский говорит, что локализация — это один из шагов. В идеале должна быть комплексная стратегия, и она должна касаться не только отдельных подотраслей машиностроения. Эксперт не считает, что проект № 3739 принимается в угоду олигархам.

«Если это в пользу украинских олигархов, значит сейчас это в пользу иностранного бизнеса, — говорит экономист. — Это не аргумент. Машиностроение — это не олигархическая отрасль. Если бы это было для железной руды, металла, для зерна. Это же идет продукция с высокой добавленной стоимостью. Если это и принадлежит кому-то из олигархов, то там же работают украинские товарищи, применяются технологии и прочее. Это не аргумент совершенно. Там большой мультипликационный эффект по поводу подрядчиков, субподрядчиков, поставщиков материалов и прочее. Одно место в машиностроении — это еще плюс 8-10 в сопряженных отраслях».

Несмотря на указанные положительные составляющие, судя по невнятной позиции главы правительства и отсутствию ответа на письмо посла Евросоюза в Украине, все идет к тому, что попытка протекционизма в Украине обернется провалом, а депутаты и чиновники откажутся от идеи поддержать отечественную промышленность в задуманном варианте. К сожалению, судьба украинской экономики, украинских работников и рабочих мест может уступить по значимости сомнительной догме о «друзьях Украины».

«Евросоюз и Европейская комиссия так поступают и позволяют себе так поступать, потому что знают, что они тут у нас хозяева, а мы под ними работники, — говорит Павел Рудяков. — Когда я говорю “мы”, это значит весь коллективный наш истеблишмент, и рядовые граждане, и промышленность, и директора промышленных предприятий, что еще сохранились. Они на нас накинули веревочку и ведут. Поэтому если тот, кого ведут, начинает дергаться, соответственно его за эту веревочку дергают сильнее, чтобы сдавить шею. Как МВФ дает нам по прошлым годам 4,1 миллиарда, дают и тут же за этот срок, на который действует кредитная линия, 4,3 забирают. Получается, что это друг, который идет возле тебя и его рука все время у тебя в кармане. Но ты ему должен улыбаться, потому что это твой друг, хотя ты понимаешь, что он из кармана все вытянет и с тебя штаны начнет снимать, потому что ему надо. Но это твой друг. Вот такая демагогическая выстроена стена, из-за которой и не рискуют реагировать наши ведомства, хотя, безусловно, должна была быть реакция пусть не контроверсионная, мягкая и деликатная, но показывающая, что мы считаем, что это недопустимо. Потому что это недопустимо».

ГолосUA

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...